8d5b5172

Каплан Виталий - Философ



Виталий Каплан
Философ
1.
- Довольно, философ! - мелодичным голосом изрекла королева. - До-
вольно наслушались мы твоих речей, и находим их дерзкими и возмути-
тельными, оскорбляющими наш слух. А потому...
Она перевела дыхание, соображая, видимо, что же говорить дальше.
Щёки её пылали пунцовыми, цвета перезрелых помидоров, пятнами, а гла-
за, неправдоподобно огромные глаза, превратились теперь в узкие щёлоч-
ки-бойницы. И куда делась тщательно наведённая красота! Не спасали по-
ложение даже изысканно завитые льняные локоны. Аристократически блед-
ная кожа как-то вдруг посерела, сморщилась. Да, хрупкая вещь - красо-
та. Не знаю уж, как она сумеет спасти мир.
Наверное, сторонний наблюдатель съёжился бы сейчас под королевс-
ким взглядом - тот, по идее, должен был пронзать насквозь, обжигать,
вгонять в трепет и вообще уравнивать любую единицу с толстеньким нули-
ком.
И конечно, мрачно закивали придворные. Высохшие старцы в лисьих
шубах деловито переглянулись, багроволицые здоровяки в стальных панци-
рях как бы невзначай стиснули рукояти длинных, едва ли не в рост их
обладателей, мечей, а напудренные дамы точно по команде сконфузились.
Однако я не был сторонним наблюдателем и, несмотря на всю эту ми-
шуру, понимал, что из монарших глаз готовы выкатиться горячие, злые
слёзы, и готовы прямо вот сейчас искривиться от обиды излишне тонкие
губы - ей всегда не хватало чувства меры. Растерянность сквозила за её
наскоро слепленной суровостью. Правда, знал об этом один лишь я.
- А потому, - выдохнула наконец королева, - мы, Божьей милостью
Брунгильда Первая, властительница славного королевства Лотарингия, по-
веливаем! - Она выпрямилась, довольная своей формулировкой. - Дерзкого
философа взять в железа и заточить в подвалах Башни Справедливости.
Верховному же инквизитору нашему, благородному Ольвену де Брайену, с
тщанием великим произвести дознание по сему прискорбному делу, дабы
оградить спокойствие наших добрых подданных и пресечь крамолу со всеми
бесовскими корнями её. Такова наша воля!
Всё это королева произнесла на одном дыхании, ни разу не сбившись
на свои излюбленные словечки: "ну, это самое", "короче", "в общем".
Что ж, делаем успехи.

- 2 -
Никто не шелохнулся во время её речи, и даже солнечный свет,
струящийся из высоких стрельчатых окон на мраморные плиты тронного за-
ла, тоже замер, опасаясь нарушить торжественность момента.
Королева поёрзала, устраиваясь поудобнее на необъятном золотом
троне, и бросила на меня короткий, ликующий взгляд. Он означал что-то
вроде "Ну как, съел? Так чья взяла, философ?"
Ладно, эти взгляды нам знакомы. Более чем.
- Я только что хочу сказать, ваше величество, - кашлянув, сообщил
я не то королеве, не то окружающему пространству. - Старайтесь уж
как-то соответствовать, что ли. Имеется, знаете ли, ряд досадных не-
точностей. Надо бы подкорректировать. Во-первых, ваша свита, - я сде-
лал нарочито длинную паузу, оглядывая притихших придворных. - Так вот,
ведомо ли вам, моя королева, что никто - ни бароны, ни герцоги, ни
прочая живность в тронный зал с оружием не допускается. Нигде и никог-
да. Сие дозволено только личной королевской страже. Ну, вы понимаете -
феодальная раздробленность и озлобленность, заговоры там всякие, сму-
ты... В общем, элементарная техника королевской безопасности.
Королева молчала, переваривая услышанное, и её злую растерянность
уловил бы сейчас даже сторонний наблюдатель. Которого, разумеется, нет
и быть не может. Сюжет абсолютно п



Назад