8d5b5172

Каплан Виталий - Тебя Берут



Виталий Каплан
Тебя берут
Он щелчком согнал с коленки рыжего муравья и отвернулся. Говорить не
хотелось, хотелось лечь в сухую траву и смотреть на раскаленную
монетку-солнце. Пускай жжется.
- Кирилл, ну не притворяйся ты дебилом. Сам же видишь, надо ехать, здесь
все равно будет только хуже. А другого раза может и не представиться.
Марина говорила терпеливо, размеренно, точно объясняла таблицу умножения
заторможенному второкласснику. Говорила - а сама то и дело поглядывала на
липкое от зноя шоссе. Сегодня было уже два автобуса, но оба раза
обломилось, не взяли.
- Марина Викторовна, - нудным голосом протянул Кирилл, - да на фиг мне они
сдались, эти севера? Что я там не видел? И абрикосов там нету.
- Ну, не в абрикосах счастье, - уверенно перебила его Марина. - Там
все-таки жизнь, не то что... - недоговорив, она мотнула головой в сторону
городка. Вернее, того, что когда-то было городком Оллар-Сарга. Развалины
дымились уже неделю, уцелела, по глупой прихоти судьбы, лишь городская
баня, да еще мэрия. Хотя именно по городскому центру метрополы садили
особенно рьяно.
- А я не хочу счастья, я хочу абрикосов, - улыбнулся Кирилл. - Это вот им
счастья надо, они еще маленькие.
Им, стайке нахохлившихся воробьишек, не было и девяти. Второй класс,
жалкие его остатки, трое мальчишек и пятеро девчонок. Сидят у обочины,
вцепились в узелки, выжидательно смотрят на учительницу. Они еще верят в
обещанный автобус.
Кирилл не верил. Ни бандитам, ни тем более армейцам-метрополам ни к чему
лишняя головная боль. Ну ладно малыши, а ему-то уже пятнадцатый год. К
тому же вылитый агхар, отцовская кровь. Значит, до первого же блок-поста,
а там без базаров в фильтрацию. И на что надеется Марина?
Та, однако, оживилась.
- Вот и я про что тебе толкую, Кирюш. Они же маленькие, и их восемь, а как
я одна с ними? На тебя вся надежда, поможешь, приглядишь. Хватит ерунду
пороть, о них лучше подумай. Кроме нас с тобой некому.
Она была права. От тридцати с лишним человек 2а остались только эти. Кого
еще весной, когда все начиналось, увезли в Метрополию родственники, кто
ушел с родителями в горы, а кто остался там, под бетонными плитами. Там
же, где и его мама, и сестра Фатима, лучшая Маринина подруга. Тоже в школе
работала, шестиклашек математике учила. Недоучила...
А эти воробьишки - уцелели. Кое-кому даже повезло, у них и родители живы.
Вот, снарядили свою мелочь в путь, с Мариной Викторовной. Какой-никакой, а
шанс.
Кирилл вздохнул, поправил съехавшую на плечо майку и принялся рыться в
своем вещмешке. Раньше вещмешок был наволочкой. К ней даже и подушка
имелась - вынесло, видно, взрывной волной в раскрытое окно.
- Ну что, договорились? - не отставала Марина. Она присела рядом и
коснулась ладонью его щеки. Ладонь у нее, несмотря на клубящуюся жару,
была прохладной и пахла яблоками. Откуда сейчас взяться яблокам? -
удивился Кирилл, но потом понял, что это скорее всего какой-то крем для
кожи. Они просто помешались на всяких кремах, шампунях, лосьонах - что
Марина, что Фатима.
Чем сейчас пахнет от Фатимы, Кирилл не хотел думать. Неделя... Целая
неделя. И тридцать два по Цельсию. Только вот некому вытаскивать тела
из-под обломков. Народу осталось раз два и обчелся, да и те одни старики с
бабками. Мужчин помоложе еще в мае увел Имран-ага. Сражаться под зеленым
знаменем. А кто выеживался - на тех и патронов не жалели. Стреляли только
солдат-северян, своих - резали. И Аслана, говорливого мужа Фатимы, он вел
у Кирилла физику, и Рав



Назад