8d5b5172

Каплер Алексей - Двое Из Двадцати Миллионов



Алексей Каплер
Двое из двадцати миллионов
Я увидел их в день тридцатилетия Победы - защитников и пленников
Аджимушкайских катакомб.
Они сидели на искалеченной Аджимушкайской земле, поминая погибших своих
товарищей,
Из многих и многих тысяч остались в живых, чудом уцелели двадцать
четыре человека. Каждый год седьмого-восьмого мая они съезжаются в Керчь и
несколько дней проводят вместе.
Приезжают и родные погибших в здешних каменоломнях в те страшные сто
семьдесят дней и ночей сорок второго.
Ныне один из входов в каменоломни ведет в подземный музей Славы, к
братской могиле героев.
Круглый год тянутся сюда люди, приезжают бесчисленные экскурсии со всех
концов страны, и плиты братской могилы постоянно завалены горами цветов.
А Девятого мая, каждый год Девятого мая спускаются к подземной братской
могиле те двадцать четыре. Они гасят шахтерские лампочки и стоят в темноте,
молча поминая погибших.
После поминок, для которых жены живых и вдовы погибших расстелили
скатерти прямо на земле и уставили их едой, со мной остался один из живых
героев Аджимушкая.
Мы нашли место в тени скалы и уселись там.
Перед нами лежала мертвая, вся в глубоких воронках земля, и даже то,
что она давно уже поросла травой, и то, что светило майское солнце и небо
было совсем безоблачным не только над Аджимушкаем, но и над всей нашей
страной,- даже это не могло умерить ощущение трагизма этих мест: будто лето
сорок второго пропитало здесь воздух.
Вблизи Керчи с незапамятных времен, быть может, еще с тех пор, когда
Керчь была столицей Боспорского царства, люди добывали камень, и оттого под
землей образовались на десятки километров катакомбы - лабиринты, тупики,
развилки, из которых, не зная их, в жизни не выберешься...
Я слушал низкий, прокуренный голос своего собеседника и смотрел на
старую женщину, медленно шедшую по Аджимушкайской земле.
То была очень-очень старая женщина. Она опиралась о кривую, изогнутую
палочку и с трудом спускалась в заросшие травой воронки, с трудом
поднималась из них.
Старая женщина, видимо, ничего не искала здесь, она просто шла, низко
согнувшись,- то ли старость, то ли болезни, то ли горе так безжалостно
пригнули ее к земле.
Весной сорок второго, когда наши войска вынуждены были отступить из
Крыма за пролив, когда немцы подошли к Керчи в Аджимушкайских каменоломнях
скрылись бойцы, прикрывавшие отход Красной Армии. А вместе с ними и великое
множество солдат и командиров, оторванных от своих частей, и только что
выпущенные из училища молодые летчики, и бегущие от врага мирные жители -
женщины, дети, старики - все хлынули сюда, в подземелья Аджимушкая. И
госпитали с огромным количеством раненых, которых не удалось эвакуировать,
были тоже помещены в каменоломнях.
Все эти тысячи, тысячи людей погибли здесь - кто от взрывов и обвалов,
кто от голода, от жажды, кто удушенный фашистскими газами.
Старая женщина остановилась у входа в катакомбы, у одной из щелей
полузаваленных обломками скал. Она стояла и смотрела на эту щель. Почему
женщина пришла сюда? Может быть, ее близкие погибли в этих каменоломнях, а
может быть, она просто слышала о трагедии, которая произошла тут когда-то?..
Первые дни в катакомбах был катастрофический хаос, конец света... Но
нашлись волевые командиры - полковник Ягунов и старший батальонный комиссар
Парахин,- которые сумели сбить военное ядро, создать боевые части,
распределить оружие, объединить продовольствие и воду, наладить раздачу
скудных пайков.
Вскоре из катакомб начал



Назад