8d5b5172

Каралис Дмитрий - Катер



Дмитрий Каралис
КАТЕР
Я вернулся с практики, и отец меня обрадовал: они с дядей Жорой хотят
купить большой катер, почти корабль. В субботу надо ехать смотреть -- всем
вместе.
-- Эти разъездные катера строились в Германии, и достались нам по
репарации, -- сказал отец. -- Назначение их было вполне мирное, -- они
служили для разъездов разного рода бригад по рекам и озерам. -- Отец стал
растолковывать, что такое репарация и чем она отличается от контрибуции. Он
словно читал лекцию в своем институте, и от катера мог спокойно вывернуть к
русско-японской войне 1905 года.
-- А сколько стоит катер? -- спросил я.
-- Стоит он прилично -- три тысячи. Но поверь, сынок, он того стоит. --
После двухмесячной разлуки отец почему-то стал называть меня сынком. --
Дизельный движок, две каюты, ходовая рубка, отделка из ясеня и бука. Там
даже душ есть! Корпус из текстолита, шпангоуты...
-- Вы берете на двоих? По полторы тысячи?
Отец замялся:
-- Мать чего-то капризничает... Говорит, очередь на машину может
подойти. А я говорю, что такой шанс упускать нельзя. Представляешь -- летом
на Ладогу или по Свири: грибы, рыбалка, острова, шхеры, -- отец достал карту
и стал прокладывать возможные маршруты. Таких сияющих глаз я у него давно не
видел.
Мама позвала нас обедать.
-- Ну вот скажи, сынок, -- с оглядкой на мать отец налил мне
"Вазисубани" не в фужер, а в рюмочку, -- ты бы хотел летом отправиться в
путешествие по Свири?
-- Не знаю, -- я сделал вид, что неравноправие в посуде меня
устраивает; видели бы родители, как мы на практике пили портвейн стаканами.
-- В принципе, хотел бы...
-- Это тебя Жора подбивает, -- мать первая подняла свой фужер и
чокнулась с нами. -- Ну давайте, с приездом!
Катер стоял в яхт-клубе на Петровской косе. Дядя Жора прохаживался на
ветру и, завидев нас, укоризненно посмотрел на часы.
-- Хозяина не будет, -- сказал дядя Жора. -- Катер покажет его знакомый
яхтсмен.
-- Какая нам разница, -- сказал отец, поглубже насаживая шляпу,
поднимая воротник пальто и доставая из карманов перчатки. -- Ну и ветерок
тут. Он нас прокатит?
-- Говорит, что прокатит.
Мы постучали в запертый изнутри сарай, и дверь, лязгнув, приоткрылась.
-- Мы пришли катер смотреть, -- сказал в полумрак дядя Жора. -- У вас
найдется для нас время?
-- Время есть понятие относительное, -- ответил из-за дверей не совсем
трезвый мужской голос. -- И в тоже время категория вечная. Я доходчиво
излагаю? -- за дверью загремело, словно уронили корыто.
-- Вполне, -- сказал дядя Жора, дождавшись тишины. -- И я бы добавил:
сугубо относительное!
-- Буду готов через пять минут, -- пообещал голос.
-- Пьяный! -- шепотом сказала мама.
-- Что ты хочешь, тут такой колотун, -- сказал отец, отходя от сарая.
-- Трезвенник и язвенник выпьет.
-- Вот-вот, -- кивнула мама. -- Этого я и боюсь...
Отец покрутил головой, давая понять, что не понимает, за кого она
боится: уж не за него ли?
Яхтсменом оказался прихрамывающий человек с неряшливой бородой,
заплывшим глазом и истертой палкой с резиновым набалдашником. Он навесил
скрюченными пальцами замок и, недовольно глянув на маму, буркнул: "Пошли..."
Катер стоял в узкой протоке и напоминал крейсер на параде в
окружениигрязноватых буксиров.
-- Вот этот? -- восхищенно спросил отец.
-- Это он и есть, что ли? -- скептически сказал дядя Жора. Я видел, что
катер емунравится, но он старается не подавать виду. Возможно, хочет сбить
цену.
-- А как он называется? -- мать взяла отца под руку. -- Имя у него




Назад