8d5b5172

Каралис Дмитрий - Летающий Водопроводчик



Дмитрий Каралис
Летающий водопроводчик
рассказ
Случилось так, что Кошкин попал в древний мир; случайно попал, по
глупости.
Пролез поутру в забор одного НИИ и шел, напевая, в буфет за пивом и
папиросами,-- а там эксперимент ставили. Ну и... Кошкину кричали, руками
махали. Вовка Егорушкин, однокашник его бывший (он у них за начальника -- с
бородкой ходит и по утрам кроссы бегает), кулаком грозил: обойди стороной,
дубина! Еще какой-то дядька в белой накидке и с браслетами стонал и за
голову хватался. Кошкин бочком-бочком в кусты, а там -- труба громадная!
Черная, как ночная подворотня. Затянуло его, как пылинку в пылесос, и
понесло.
Ох, и несло его, беднягу! Из одной трубы да в другую, потом кислым
паром обдало, темнота, вой, свист, искры, грохот... Кошкин рукой махнул: не
видать ему сегодня пива...
...Очнулся -- древний мир. Все в туниках и сандалиях на босу ногу.
Солнышко припекает. Говор незнакомый. Кошкин пиджак снял, рукава у рубашки
закатал и пошел тихонечко на разведку. Час ходил -- ни пивного ларька, ни
буфета. Попил из фонтана, лег в тенечке и задремал. Утро вечера мудренее...
Проснулся оттого, что за ногу дергают. Глаза протер -- два стражника. И
толпа вокруг. Ни фига себе, думает, приключеньице. Ох, Егорушкин, все беды
от вас, отличников. Гад ты, Егорушкин, а был мировой парень -- вместе на
заднем дворе курить пробовали. Встал Кошкин, отряхнулся, пиджак неторопливо
скатал, сунул под мышку. Идемте, коль не шутите. Мне, дескать, даже
интересно. И толпа на почтительном расстоянии сзади двинулась.
Кошкин особенно не робел. Он слышал от ребят из пятого ЖЭКа, что сейчас
такие перемещения случаются,-- двадцать первый век на пороге. Главное -- не
мельтешить перед начальством, не дергаться. Если и прижмут поначалу, он
знает, как отвертеться. Радикулит симулировать умеет. Температуру нагнать
может -- хоть до сорока градусов. Давление опять же скачет. "Они меня,
скажем, на сельхозработы, а я им больничный под нос,-- рассуждал дорогой
Кошкин.-- Мигрень и расстройство кишечника. Не зря с фельдшером на рыбалку
ездили".
Кошкина привели к какому-то начальнику. Тот сидел в тени у фонтана,
отгородившись от трудового люда высокой каменной стеной. На нем были
шикарные сандалии с ремнями до колен, как у Наташки из восьмой квартиры, и
голубая туника. Начальник надменно посмотрел на Кошкина и что-то спросил не
по-нашему.
- Салям алейкум!-- поднял руку Кошкин.-- Привет честной компании! Я
тут, понимаешь, проездом из двадцатого века. А как собачку зовут?-- кивнул
он на здоровенного пса, не спускавшего с него настороженного взгляда.-- Что
за порода?..
Мужчина с нехорошим лицом, стоявший за креслом начальника, наклонился и
что-то шепнул тому на ухо.
Все трое -- начальник, пес и прихлебатель (так сразу окрестил Кошкин
дядьку с нехорошей физиономией) -- с интересом разглядывали пришельца.
Собаченция же, до которой быстро дошло, что Кошкин ее нисколько не боится,
перестала важничать и удивленно наклоняла голову то в одну, то в другую
сторону, следя за движениями приведенного.
- Шпрехин зи дойч?-- напористо спросил Кошкин и пощелкал пальцами:-- Ну
это... Хенде хох! Инглиш! Не понимай? И переводчика нету? Эх, мать честная,
вологодские нескладухи получаются...
Нескладухи продолжались недолго.
Кошкина еще пару раз о чем-то спросили -- он, помогая себе жестами,
объяснил, как пошел за папиросами и пивом, его затянуло в трубу и выбросило
сюда, в ихний Древний мир. Кошкин сказал, что в ближайшее время он,
безу



Назад