8d5b5172

Каралис Дмитрий - Перебежчик Мотальский



Дмитрий Каралис
Перебежчик Мотальский
(к происхождению одной легенды)
Несколько лет назад кто-то пустил по Зеленогорску слух, что Толик
Мотальский - крутой диссидент; он дескать не только издавал подпольные
журналы, за что его таскали в КГБ (это отчасти правда - Толика вызывали на
беседу в КГБ после того, как он полистал в филфаковской курилке рукописный
альманах Подснежник), не только давал в своем летнем сарае интервью
корреспондентам Би-Би-Си и Голоса Америки (выдумки, навеянные, очевидно,
совместной пьянкой со шведо-финнами и князем Т-им!), но и пытался, прихватив
вольнодумные рукописи, удрать за границу - в Финляндию. Из слуха, как это
часто бывает, родилась легенда.
По ней выходило, что в одну из темных сентябрьских ночей Толик, на
манер Велимира Хлебникова (знатоком и поклонником которого он являлся),
сложил в матрасный мешок свои антисоветские рукописи, надел парусиновые
штаны, соломенную шляпу и проник на хорошо смазанном велосипеде в
пограничную зону. Там он спешился, утопил велосипед в воронке с водой и
ползком, с мешком за спиною, стал пробираться к границе. В мешке, помимо
рукописей и мелких пожиток находились кирпичи, которые Толик подобрал на
дороге, чтобы обезопасить себя от выстрелов в спину. Утверждали также, что
перебежчик нес с собой позеленевший кусок докторской колбасы - отраву на
случай провала, и колбаса та была успешно испытана на соседской собаке. Но
это уже явная ложь! Во-первых, Толик никогда бы не стал травить ни одной
собаки, а во-вторых - какая такая собака возьмется за докторскую колбасу со
следами тлена? Даже самая голодная собака не возьмется.
Так вот. Толик будто бы замаскировался под замшелый валун и дополз до
самой границы. Оставалось подняться, перебежать контрольноследовую полосу и
просить у немногословных финнов политического убежища. И тут Мотальский
вспомнил, что забыл отключить электроутюг в своей половине дома - вторую
половину занимала его мачеха с малолетним племянником Жорой. Толик понял,
что если он не вернется, то могут погибнуть безвинные люди, и жизнь его за
кордоном будет не жизнью, а сплошным мучением. И вообще...
Толик вывалил из мешка кирпичи и галопом помчался обратно.
Пограничники, не привыкшие к перебежкам разумных существ в нашу страну из
Финляндии, решили, что кустами трещит охваченный любовным пылом кабан или
олень, и продолжили наблюдение за границей. Толик же, разбив очки и изодрав
одежду, добрел к рассвету до Выборга и на попутной машине приехал в
Зеленогорск. Войдя в дом, он обнаружил, что утюг отключен, и пошел будить
мачеху, чтобы занять у нее денег и расплатиться с шофером. Мачеха, не
подозревавшая о ночных злоключениях Толика, плеснула на него из помойного
ведра, стоявшее в сенях, и со словами: Я тебя, паразита, предупреждала, что
денег больше не дам! захлопнула перед ним дверь. Шофер грузовика счел себя
оскорбленным в лучших надеждах и, пообещав Толику ведро бензина под дом и
спичку,- если к вечеру не будет денег,- взревел мотором и уехал.
Толик будто бы поверил в реальность угрозы и после кошмарной ночи
помчался в университет, в надежде занять у однокурсников денег. Утверждают,
что в тот день Толик с бледным исцарапанным лицом бродил по коридорам
филфака и, поправляя разбитые очки, сшибал трешки до стипендии.
На самом деле все было совсем не так.
Вот что мне удалось собрать из разрозненных рассказов самого Толика и
проследить, таким образом, рождение легенды. Я остановлюсь лишь на трех
основных источниках, трех соста



Назад