8d5b5172

Карасев Дмитрий - Доказательство



Дмитрий КАРАСЕВ
ДОКАЗАТЕЛЬСТВО
Сергей открыл глаза. На глиняном полу рядом с его рукой дрожали
зеленые и желтые пятна света. В дверной проем заглядывал яркий шар. Где-то
рядом стучали молоты. Сергей встал и сделал три шага к двери.
Сруб нагрет, от него тепло рукам и щеке. Длинный лист, похожий на
пальмовый, покачивается от влажного ветра вместе со своей полупрозрачной
тенью. Перед хижиной площадка, на другом краю которой мечется пламя в
горне, звенят молоты, жарко гудит наковальня. Земля поворачивается перед
глазами, как в неокончившемся сне. Справа, из-за рядов зеленых кустов,
напоминающих огородные грядки, поднимается вверх огромная металлическая
колонна.
В двадцати метрах от Сергея смуглые кузнецы что-то гнут, рубят, мнут
молотами. Кто они, эти кузнецы? Что они там гранят тяжелыми молотками,
мотающимися, как маятники, в бронзовых руках? Похоже на браслеты; и еще
лежат тут же несколько наконечников. Кажется, ясно. Браслеты для женщин,
наконечники для копий. Итак, он подоспел к самому началу железного века.
Где он? И что произошло?
Вслед за сознанием медленно возвращается память. Так вот оно что!
Металлическая колонна справа - это ракета. Его ракета. Он помнит грохот и
удар, разорвавший нервы и ткани тела, как ниточки. И синюю электрическую
вспышку, после которой наступила темнота, сон, небытие. А ракета
продолжала лететь.
Автоматы системы жизнеобеспечения заботились о нем и после аварии. Он
летел, оберегаемый ими. Ракета совершила аварийную посадку. Но куда? Связь
наверняка вышла из строя: ведь в момент аварии он был как раз в
радиоотсеке. Значит, запросить базу нельзя.
Когда это произошло? Долго ли он был без сознания? Долго ли летел?
День, два, три? А если годы?
Сергей представил себе, как ракета повисла в воздухе перед самой
посадкой. Наверное, отсюда, где он сейчас стоит, она похожа на наконечник
шприца, изливающий синее пламя. В эту минуту, в тот самый миг, когда
ракета повисла, словно в раздумье, от нее должен был отделиться маленький
белый кружок. Автоматы должны были выбросить аварийный буй с рацией - на
случай катастрофы при посадке. Буй должен быть где-то рядом, нужно найти
его.
Сергей шагнул из хижины и почувствовал, как плечи сжало стальными
тисками. Его схватили за руки, за одежду, за плечи. Он подумал, что,
наверное, у него сломано предплечье: когда попытался вырваться, резкая
боль вошла в левую руку, как нож. Он слабо вскрикнул - не от боли, от
неожиданности. Его отпустили. Это был плен.
Сергей стоял перед утоптанной земляной площадкой с пылающим горном и
приходил в себя. Вот и аварийная рация, он узнал ее по антенне, торчавшей
как удочка или копье. Рядом - куски обшивки буя, коробки с запасными
комплектами. Наверное, не так-то легко перековать их на женские браслеты.
В ажурной тени деревьев, напоминающих пальмы-асаи, играют дети. Со
страхом и любопытством смотрят на него женщины. Под циновкой - мертвый
юноша. Смуглые лица мужчин суровы. Чьи-то руки подталкивают Сергея к
наковальне. Для них он человек, прилетевший с неба. Аварийная антенна
(последняя надежда на связь с Землей) - это копье Человека, прилетевшего с
неба. Потому что буй, отделившись от ракеты, стал случайной причиной
гибели их одноплеменника. Теперь кое-что становится ясным: ему,
по-видимому, хотят оказать небольшую услугу, поскорее отправив обратно на
небо. Но тогда почему они не сделали этого раньше? Пока к нему не
вернулось сознание?
Прозвучала глухая барабанная дробь. И едва смолкли последние звуки



Назад