8d5b5172

Карасик Аркадий - Месть Авторитета



АРКАДИЙ КАРАСИК
МЕСТЬ АВТОРИТЕТА
Аннотация
Некий «источник», внедренный в одну из действующих в Подмосковье группировок, сообщает, что один из воров в законе — чрезвычайно жестокий тип, садист, палач, для которого истязание жертв — высшее наслаждение, заболел и помещен в больницу, где ожидает операции. С целью его разоблачения туда же попадает генерал милиции Вербилин. Последствия совершенно неожиданны.
1
К вечеру мое бедро превратилось в некоторое подобие диванной подушки — багровое, упругое, рыхлое. Подскочила температура, стало трудно дышать. Боль сделалась нетерпимой.

Если бы не присутствие жены, завыл бы от тоски и презрения к самому себе. Наташа ни минуты не сидела рядом со мной — бегала по квартире, причитая, суматошно перебирая содержимое шкафчиков и полочек в поисках какихто лекарств и мазей. Обнаружив коробочки с незнакомыми названиями, советовалась по телефону с подругами.
— Антибиотики давай, — вымученно улыбался я. — Все остальное положи на место… Травиться не собираюсь.
— Сема, вызовем «скорую»? Ведь опасно так…
Я упрямился. Разумом понимал: действительно опасно, но при одной мысли о предстоящей «медицинской помощи» становилось не по себе… Ведь обязательно запрут в больницу!… Ни за что!
Воспоминание о недавней операции вызывало дрожь… Нет, нет, трусом я никогда не был. Добрый десяток раз медики извлекали из меня бандитские пули, и я терпеливо сносил боль. Без стонов и жалобных всхлипываний.
Но бессилия не терплю. На операционном столе ты превращаешься в покорную лабораторную крысу, во внутренностях которой копаются бесстрастные хирурги… Это не просто неприятно, это понастоящему страшно.
А в том, что, попади я в больницу, придется выдержать очередную операцию — никаких сомнений. Достаточно одного взгляда на быстро вздувающееся бедро…
— Семочка, разреши вызвать «скорую», — жалобно умоляла Наташа, вытирая обильные слезы. — Нельзя же так…
— Сказано, нет!… Где же твой антибиотик?
Была, правда, еще одна причина, по которой я не хотел обрекать себя на больничные страдания.
Представьте себе машину, которая с огромной скоростью мчится по дороге и вдруг… резко останавливается. Горят тормоза, колеса чертят по асфальту черные полосы, водитель глупой башкой выбивает ветровое стекло…
Нечто подобное происходит со мной. Дело в том, что я, генерал милиции Вербилин, нахожусь на пенсии. Чем заниматься? Как убить плетущееся время?…
Никак не получается вписаться в пенсионное существование с бесцельными прогулками, смакованием политических неразберих в стране, бездумным забиванием дурацкого «козла» в компании таких же пенсионеров…
И все это после стольких лет напряженнейшей работы в милиции!
Спасибо Коле Гошеву, изредка подбрасывает работенку, наведывается с вопросами и на первый взгляд неразрешимыми проблемами. Приходится поломать отяжелевшую от праздной лености голову.
Недавно Николай получил «капитана», назначен начальником отдела управления вместо Серегина и пашет, будто молодой конь на весеннем поле…
Мысль о новом начальнике отдела бывшего моего управления возникла не на пустом месте. В гостиной, таясь от меня, жена звонит комуто по телефону… Николаю, конечно! Услышит ее всхлипывания Гошев — примчится утешать.

Заодно — уговаривать, убеждать бывшего своего начальника.
Все равно не получится — не сдамся. Вытряхнул на ладонь таблетку антибиотика, подумал — прибавил еще одну… Запил водой из графина.
Сразу стало легче, будто проглоченные таблетки таинственным образом подействовали, еще не дойдя до «места назначения»…




Назад