order cialis 20mg online | order cialis 20mg online 8d5b5172

Карасик Аркадий - Рулетка Судьбы



АРКАДИЙ КАРАСИК
РУЛЕТКА СУДЬБЫ
Часть первая
ЖИЗНЬ ВЗАЙМЫ
Глава 1
Под жарким южным солнцем греется белоснежная двухэтажная вилла. На площадке перед ней — такого же цвета «кадиллак». К берегу спускается узкая лестница, окаймленная изящными перилами.

Море лениво лижет песок частного пляжа. Прибой щебечет свою нескончаемую песню.
На голубом полотне моря впечатан стоящий на якоре теплоход. Он стоял неделю тому назад, месяц, может быть — год. Наверно, владельцы забыли о его существовании, смирились с потерей.
Собков даже заказал местному художнику картину: неоглядный морской простор и на нем — вечный теплоход. Теперь он превратился в фирменный знак виллы. Десятки копий развешаны во всех комнатах, даже — на кухне.

Посмотришь — успокаиваешься.
Красота!
А сколько стоит эта красота?
Целых два лимона баксов, обильно смоченных кровью, перекочевали со счетов лондонского и швейцарского банков на счет продавца. Киллеру экстракласса приходилось лихорадочно искать заказчиков, ликвидировать ни в чем не повинных людей.

Не спрашивал о причинах — просто нажимал курок любимого карабина. Заламывал дикие цены. Платили. Куда деваться?

Конкуренты наступали на горло, перехватывали барыши. Поневоле уплатишь.
Владелец виллы — гражданин России Александр Сергеевич Собков. Впрочем, он менял фамилии и имена так часто, что сам запутался. Последний визит на Родину — с паспортом Федора Ивановича Ковригина.

Обошлось, не повязали. На зоне получил кликуху «Пуля». За редкую изворотливость, мгновенную реакцию, удивительную меткость стрельбы.
Теперь, после очередной ходки, которая чуть ли не стала последней в его жизни, Собков отдыхает. До тех пор, пока память не зачеркнет перестрелку на Петровском рынке, пока он не забудет одиночной камере изолятора — ни шагу не сделает на так называемую Родину.

А потом все будет зависеть от получения выгодного заказа. Покупка дорогостоящей виллы опустошила банковские счета. Близко время, когда нечем будет платить обслуге.
Впрочем, не стоит думать о грустном. Впереди — целая жизнь, и без того перегруженная неприятностями. Все в конце концов наладится: появятся деньги, которым киллер никогда не уделял особого внимания, заживут старые раны.

Как зажило его тело после удаления простреленной сыскарями почки.
Александр еще раз окунулся и вышел на берег. Узкобедрый, мускулистый, с выпуклой грудью, поросшей курчавыми белесыми волосками, он нравился женщинам. Тело свое любил и холил.

Любой прыщик, легкая царапина вызывали дискомфорт. В спальне виллы к его услугам самые современные и дорогие мази, лосьоны, шампуни. Будто он вовсе не мужик, а изнеженная кокотка.
Собков растерся шершавым полотенцем и растянулся в шезлонге. Хорошото как! Одно слово — Средиземное море. Средиземное! Теплый морской ветерок ласкает, солнце будто прибито гвоздями к голубому небосводу.

Белая вилла на пригорке напоминает детскую игрущку. Вечный теплоход на горизонте. И — на стенах в комнатах особняка.
Ради этой благодати киллер за последние годы перенес столько бед и опасностей — обычному человеку хватит на всю жизнь. Сколько трупов оставил он за собой, шагал по ним, как по ступенькам! В Москве его надолго запомнят.

Если — не навсегда. Не зря сыскари прозвали его российким терминатором.
Перед мысленным взором поплыли, меняя друг друга, кадры воспоминаний. Ликвидация Глобуса, Рэмбо, Бобона… кровопрролитие на Петровском рынке… одиночная камера следственного изолятора… побег… заказное убийство Князя… неожиданная любовь к белокурой девушке… труп Бешмета в лифтовой к



Назад