8d5b5172

Каратов Семен - Быстроногий Джар



Семен Каратов. Быстроногий Джар.
Повесть из эпохи каменного века.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
Глава 1. Чудовище
На каменной площадке перед пещерами догорал ночной костер, слабо освещая спящих в нишах людей. Одна из ниш служила убежищем старому вождю племени андоров Маюму и двум юношам, которым он заменил отца, - Джару и Раму.
От легкого толчка Джара Рам проснулся, вскочил на четвереньки. Он понял: это неспроста - что-то случилось. Иначе Джар не стал бы его будить, он знает, как Рам любит спать.
Рам вопросительно посмотрел на Джара, но тот не обернулся - как сидел, так и продолжал сидеть, пристально глядя в отверстие пещеры. Тогда и Рам уставился туда же, присев на корточки возле своего друга.
Ночной туман постепенно рассеивался, над горизонтом показалась светлая полоска - предвестница наступающего утра. Одинокая голубая звезда мерцала на небе. С реки тянуло сыроватым холодком.
Рам недовольно поежился, зевнул во весь свой большой рот и хотел было снова улечься на теплую оленью шкуру, но Джар опять толкнул его. Это означало: "Слушай внимательно!" Люди каменного века были немногословны, выразительные жесты им часто заменяли слова.
Рам, покачиваясь из стороны в сторону, почесывая шею и зевая, приложил ладонь к уху, чтобы лучше слышать. Из степи доносились знакомые звуки: вот раздался призывный вой волков, а вот послышались хохот и повизгивание пещерных гиен - они часто бродили вблизи людского жилья, надеясь чем-нибудь поживиться.
Зачем же Джар разбудил его? Спросить нельзя: разговаривать ночью, когда взрослые спят, юношам запрещалось. Разговор ночью - это тревога.

Они могут получить основательную трепку...
И вдруг - Рам тоже услышал... жуткий протяжный вой!
Андоры знали голоса многих зверей: трубный рев разъяренного мамонта, злое хрюканье потревоженного носорога, свирепое рычание пещерного льва - эти звуки заставляли трепетать людей.
Далекий рев напоминал рычание льва, но казался Джару страшнее, потому что он слышал его впервые. Вой раздавался все громче. Неизвестный зверь, без сомнения, приближался к пещерам.
Испуганные юноши разбудили вождя племени - старого Маюма. Он мгновенно поднялся со своего ложа и ринулся к выходу из пещеры. Грозный вой прозвучал совсем близко.
- Уэхх! Уэхх! - крикнул Маюм, что означало на языке андоров тревогу.
Спящие в нишах мигом проснулись. Мужчины, вооруженные тяжелыми дубовыми палицами, дротиками, деревянными копьями с каменными наконечниками, столпились на площадке перед пещерами.
С восхищением и завистью смотрел Джар на вооруженных мужчин и думал: "Джара считают юношей, а ему уже скоро 16 лет, у него ловкие сильные руки. Если бы его послали на охоту, самые свирепые хищники боялись бы встретиться с ним!.. Он мог бы вступить в единоборство даже с пещерным львом или медведем!.."
Маюм пересек каменную площадку и остановился у отлогого спуска. Это был высокий жилистый старик с массивными чертами лица, с острым проницательным взглядом маленьких глаз, сверкавших из-под густых бровей.

Перед Маюмом простиралась саванна, слева пересекаемая рекой, а справа ограниченная лесом. Вождь андоров устремил внимательный взор в ту сторону, откуда по временам доносилось рычание.
Тяжело переваливаясь на ходу, широко расставляя ноги, из крайней пещеры вышел коренастый волосатый человек лет двадцати пяти с низко срезанным затылком, сутулой спиной и непомерно длинными руками - охотник Гурху.
Гурху выделялся - среди андоров не только исполинской силой, но и бешено-упрямым, своевольным нравом. Вот и сейчас, вооруженный только пал



Назад