8d5b5172

Караханов В - Мое Человечество



В. КАРАХАНОВ
Мое человечество
ПОВЕСТЬ
Коридор длинный-длинный. Радуги вокруг ламп, белесые провалы окон.
Может быть, туман? Откуда же в помещении?
Завтра двадцать девять... Глупая... всего двадцать девять..
Сбылась детская мечта: она никогда не будет старухой... никогда...
Сколько у нас теперь таких никогда? Щелкнуло зеркальце. Глаза и волосы...
больше ничего. Нет, мелькнули чьи-то усики.
Ей улыбался парень в белом:- Мадам Нинель?
Глупое увлечение звучными именами. Дима Маленький... Он и тогда
смеялся над этим.
- Нет просто Нина. Уже давно.
- Достижение...
"Самая большая язва биофака", - с удовольствием вспомнила она.
- Как дела? - перешел он на обычное.
- Ничего... У меня рак, - ответила она.
Дима сморщился и вдруг потащил ее за собой. Дверь, еще одна...
- Илья Борисович...
Он обращался через ее голову к такому же высокому, тоже в белом.
"Как среди снежных великанов" - подумала Нина и невольно улыбнулась.
- Чему же вы тогда улыбаетесь? - донеслось до нее.
Крупный с горбинкой нос, глаза, как омуты, и выпуклый крутой лоб.
Действительно - чему? Она беспомощно пожала плечами.
Он резко задавал вопросы, аккомпанируя на столе перестуком пальцев.
- Когда вы узнали? (тук, тук...).
- Окончательно сегодня.
- Начались боли? (снова дробь).
- С полгода...
Дробь усилилась. Разом - тишина.
Обещал затребовать историю болезни.
Дима Маленький уже в коридоре записал номер ее телефона.
- Креймер - бог! - крикнул вдогонку.
Встреча с Ниной выбила Диму из колеи. Машинально подкручивая винты, он
смотрел в окуляр и не мог сосредоточиться. Вот она, клетка - живой кирпичик
организма. До чего примитивно выглядит этот химический комбинат в обычном
световом микроскопе. Сколько сложнейших процессов скрыто за кажущейся
простотой. И главный из них - воспроизводство по законам миллионолетней
давности. Дезоксирибонуклеиновая кислота - мощный генетический аккумулятор,
святая святых мкиромира. От нее заряжается рибонуклеиновая кислота и
транспортирует наследственную информацию на матричную РНК. Шаблоны
переработки сырья готовы, и поступающий белок штампуется по строго
определенным конфигурациям - только так, как нуждается клетка для своего
развития. Четкий, выверенный ритм жизни!
И вдруг - авария! Худшая из всех возможных. Авария на ДНК! Ни одному
заболеванию, кроме рака, не удаетсятакая диверсия. Начинается сдвиг
внутриклеточного обмена веществ. ДНК снижает, затем вовсе прекращает подачу
информации. Останавливается рибонуклеиновый транспорт. А питательное сырье
продолжает поступать, и матричная РНК не в состоянии его дифференцировать.
Приспосабливаясь к новым условиям, она становится авторепродуктивной. Это -
кульминация, предрак. Человек работает, смеется, мечтает.
Никаких признаков катастрофы. А в контрольном механизме ядра уже
отдана предательская команда.
Неизвестный фактор побуждает измененную М-РНК активизироваться:
упрощенно синтезировать неспецифический белок. Происходил окончательный
сдвиг в обмене веществ одной, единственной клетки. Но этот сдвиг уже
закреплен на генетическом уровне. Делясь, клетка передает его дочерним,
растет пятая колонна, опухоль закрывает пищевод, блокирует желудок,
вползает в нежную ткань легких. И наступает тишина... Тишина - как после
ответа Нины.
Креймер закурил, предварительно прогрев мундштук огоньком зажигалки.
- Обычная история: полгода назад начались боли, узнала сегодня, значит
- наступило завтра, Маленький встает, громко задвигает стул.
Бог внимательно смотрит на него



Назад