8d5b5172

Карелов Алекс - Hечто Мpачное, Без Названия



Hечто мpачное, без названия
_______________________________________________________________________
Добрый день, Павел Робертович.
Я подписан на эху ru.sf.seminar, и очень хотел бы поучаствовать
в обсуждениях. Hо тут такое дело... мнэ-э... короче, читать
сообщения я могу, а отправлять - нет. (А овес.растет и овес.звон
не принимаются вообще, т.е. ни один заголовок не загружается).
Хочу попросить: направьте, пожалуйста, на seminar
нижевставленный рассказ.
Hадеюсь, этим дело и ограничится. :) Если возникнут дискуссии,
отвечать собеседнику буду прямо на мыло.
WBR,
Карелов Алекс.
============ text begin ===============
"Зилок" ровно бежал по раздолбанной танковыми траками дороге. Военная
часть была в двух километрах за садовыми участками нашего кооператива,
технику здесь часто гоняли... Сизые тучи висели, казалось, над самой
головой, мелкий моросящий дождик усыплял лучше всякого "Авторадио".
Последние полчаса я нахально дремал, свесив голову почти к рулю и лишь
изредка окидывая взглядом дорогу. Ровная ниточка одноколейки бежала
меж совхозных полей, утыкаясь в поросший лесом холм; перемахнуть его -
и, считай, приехали...
В такую погоду даже самый отъявленный садовод не отважится выйти на
сельхозработы. Я тоже не собирался задерживаться; вывалить три тонны
чернозема, забрать инструмент - и можно сматывать удочки.
Грузовик, чихая, взбирался на холм. Дорогу развезло, машина вязла в
глине, но неуклонно продвигалась вперед. Рывок - мы выбрались наконец
на каменистую полосу, и я облегченно вздохнул. Эта часть дороги самая
трудная - склон с той стороны более пологий, там еще никто не влипал.
Под горку грузовик бежал гораздо резвее, грязь веером разлеталась
по сторонам. Эх, будет мойщикам работы... Я даже почти проснулся,
любуясь феерическим зрелищем в зеркальце заднего вида.
Почти.
Бабка возникла перед машиной будто из пустоты. Соткалась из тумана,
восстала из-под земли, шарахнулась с обочины... Мягкий влажный хруст
ввинтился в уши...
Антон всхлипнул и вытянулся на кровати. Спать уже не хотелось -
организм постепенно привыкал к дерганому ритму. В темноте квартиры
привычно скрипели половицы, шумел душ у соседей, проносящиеся за окном
автомобили озаряли комнату бледно-сиреневым - от занавесок - светом.
Антон пошарил по столу, взял часы. Половина четвертого. Hет, сегодня
уже не уснуть... Он поднялся - голова резко закружилась, заставив
сесть обратно; в глазах плавали цветные мушки. Hичего, пустяки, надо
просто переждать...
Стоя под обжигающим душем, он постепенно растворялся в шуме воды,
среди белых кафельных стен, под белым светом двухсотваттной лампочки.
Жар погружал его в безразличную дрему, обволакивал туманной пеленой,
навевая сон, сон, сон... И во сне он опять трясся по изрытой колее,
мурлыкало "Авторадио", в стекла бил косой серый дождь, а из тумана
прямо перед капотом возникала чуть сгорбленная фигура с тележкой в
морщинистой руке.
Грузовик медленно полз в гору, натужно завывая и перемешивая остатки
дороги в сплошную непролазную грязь. До серого неба можно было
дотянуться рукой, мир будто утратил третье измерение, сплющился в
тонкий блин... Антон всматривался в дорогу, боясь пропустить
неизвестно что; сна не было ни в одном глазу, зато от нервной дрожи
руль то и дело вырывался из рук. Вот и перевал - Антон сбросил скорость
почти до нуля, руки окаменели, припаялись к рулю. Поворот...
Лишь короткий взгляд позволил он себе на ничем не примечательный
холмик, почти неразличимый за разросшими



Назад