8d5b5172

Кариченская Лина - В Их Домах Живет Одиночество



Лина Кариченская
Из цикла "Выдумки чудака"
Этот рассказ уже публиковался здесь но в незаконченом виде. Теперь я
предлагаю его уважаемому All'у уже как оконченное произведение. Буду
благодарна за любые отзывы.
В их домах живет одиночество.
В их домах живет одиночество, В их глазах притаилась грусть, Каждый
угол мучительно пуст И довлеет, как злое пророчество.
Там - делами подавленный страх, Жизнь, в заботах вперед летящая, Жизнь,
где только одно настоящее:
Одиночество в их домах...
Она открыла дверь своим ключом. В квартире было темно. Шагнула через
порог, споткнулась обо что-то жалобно мяукнувшее - кот: Hашарила рукой
выключатель и зажгла свет. В квартире ощущалось чье-то недавнее
присутствие. Оно висело в воздухе неуловимым, нереальным ароматом... А
впрочем нет, аромат был вполне реальным: пряный запах недавно
приготовленного, не успевшего еще остыть обеда.
Она улыбнулась: как обычно он верен себе - много специй в любое блюдо.
Кот вился у ее ног, сдавленно подвывая: видимо, в спешке его опять забыли
покормить.
Улыбка еще раз коснулась ее лица: он никогда не изменится, уходя из
дома он будет оставлять после себя одни и те же следы - смятую накидку на
диване, немного сдвинутый со своего места коврик у порога, обед на плите,
чашку в раковине (бегу, родная, нету времени помыть), а в чашке кофейную
гущу, некормленого кота: Будет оставлять их не с каким-либо умыслом, а
потому что живет здесь. А она будет их замечать, потому что приучила себя
это делать, и из этих следов, как рисунок из массы линий, будет вставать
он любящий, любимый, заботливый: Реальный.
Hа обед была жареная картошка с отбивными, а к чаю - любимое печенье из
соседнего супермаркета. Книга, заботливо положенная на край стола (она
любила читать за едой) и свежая газета на холодильнике, уже перелистанная,
сложенная кое как - все это были следы его присутствия в доме, он был
здесь и снова ушел лишь за несколько часов до ее прихода. Она поставила
грязную посуду в раковину (мыть ее не было ни желания, ни сил) и, шаркая
тапочками, отправилась в комнату.
Зажгла свет, включила компьютер. Здесь тоже был его след, но более
содержательный, чем все остальные - письмо.
В каждый свой приход он писал ей письма. В последнее время это была
единственная доступная им форма общения. Сумасшедшая карусель-жизнь
отбрасывала их друг от друга, работа разводила в разные стороны. Они не
виделись уже очень давно. Она не помнила его голоса, лица, но его манеру
писать она узнавала сразу, она узнала бы его письмо и среди тысячи других.
Он писал обо всем и ни о чем. Hемного о делах, немного о своих
проблемах, немного самых нейтральных новостей: такой-то женился, такая-то
родила ("Эти свадьбы и рождения как вехи, узнавая о них, я чувствую, что
время идет, уходит, обтекает меня"); немного политики - чтобы не отставать
от жизни, немного о книгах - просто для удовольствия. Потом о ней: "Я
читал твой новый рассказ. Рад, что ты, наконец, его закончила. Я уже
всерьез подумывал взломать код - интересно ведь. Меня лишь одно смутило:
окончание какое-то скомканное. Может, ты просто устала под конец?.. А
кроме того, не слишком ли жестоко ты обошлась со своим героем?" Он снова
прав: конечно, устала; разве можно не устать от рассказа, который писала и
переписывала так долго. И конечно жестоко заставить раненого, усталого
человека выбирать между жизнью и честью в тот момент, когда ему
по-настоящему захотелось жить. Hечеловеческий выбор. В этих строчках был
весь он: ос



Назад