8d5b5172

Карлов Борис - Судьба



Борис Карлов
С У Д Ь Б А
Первый рассказ. Написан в июне 1987 года, по впечатлениям от фестиваля
Ленинградского рок-клуба во Дворце молодёжи. В названии обыгрывается синоним
слова "судьба" - "рок".
Семён Степанович Конюхов вот уже много лет собирался выбраться на денёк в
Ленинград. Сам он жил в крупном областном центре, имел хорошую пенсию с
прибавками, дом и огород. По праздникам он надевал чёрный, бряцающий медалями
пиджак, почти новые коричневые брюки и скрипучие, начищенные ваксой сапоги.
Героический жизненный путь его был тернист и нелёгок. В революции и
гражданской он не участвовал по причине малолетства, но уже в тридцатых,
насупив брови и поигрывая желваками, раскулачивал гадов, отбившихся от
колхозного коллектива и подёрнувшихся буржуазным жирком. Избирался секретарём
комсомольской ячейки и не раз был сам бит несознательными элементами.
В тяжёлую годину войны с фашистами Конюхов оказался в осаждённом
Ленинграде, где, не щадя себя, работал замполитом на продовольственном складе.
Много воды утекло с тех пор. Был День победы, встреча с любимой женщиной,
назначение на ответственную партийную работу. Культ личности, реабилитация,
нелепое покушение на его жизнь...
Глубокие морщины прорезали чело Семёна Степановича, стали седыми его
волосы, но старый солдат помнит всё. Выступая перед пионерами в подшефных
школах, он вспоминает голодный обморок на работе в блокадном Ленинграде,
показывает ещё заметный след на бедре, нанесённый врагами советской власти в
период коллективизации, призывает молодых быть верными идеалам коммунизма.
Но молодые были уже не те. И одевались они как-то по-другому, и частенько
за версту обходили парикмахерскую. Вечерами они бренчали на гитарах или
заводили хриплые магнитофоны... Семён Степанович таких не любил. Хотя
некоторые из услышанных песен ему втайне нравились - такие, как, например,
"Пройду по Абрикосовой, сверну на Виноградную..." и тра-та-та... что-то такое.
Съездить в Ленинград ему хотелось давно. Посмотреть на помолодевший за
десятилетия красавец-город. На высотные дома из стекла и бетона, смело
вклинившиеся в петровскую рутину. На чудо-дамбу, спасающую город-герой от
наводнений...
Кроме того, надо было купить новую вставную челюсть (старую он потерял на
юбилее у партийного товарища), побывать у хорошего врача (пошаливало сердце) и
купить продукты по поручению жены (на прилавках - хоть шаром покати).
И вот, наконец, в начале июня установилась тёплая погода, и Семён
Степанович решил ехать. Надел свой выходной костюм с медалями, купил билет и
сел на поезд.
Всю ночь в дороге он не спал, а всё курил у окна в коридоре и думал: какой
он теперь, Ленинград?..
С Московского вокзала Конюхов сразу попал на Невский, и его закружил поток
горожан.
Первым, что бросалось в глаза, был необычный внешний вид у прохожих.
Чем-то они напоминали пёструю толпу иностранцев, какими их показывают в
фильмах. И уж совсем эти граждане не походили на жителей областного центра, из
которого вот уже лет сорок не выезжал Семён Степанович.
Первый раз у него защемило сердце и перехватило дыхание, когда мимо прошла
группа молодых людей, одетых в чёрные кожаные куртки с булавками, заклёпками и
цепями. Все они были в тёмных вытянутых очках и почему-то напомнили Конюхову о
зверствах нацистов во время Великой Отечественной войны.
Зайдя в парадную, он прислонился спиной к стене и положил под язык
таблетку. В тишине и прохладе боль отпустила, и Семён Степанович, решив не
принимать ничего так бл



Назад