8d5b5172

Карнаухова Ирина - Наши Собственные



Ирина Карнаухова
НАШИ СОБСТВЕННЫЕ
Давай знакомиться
Ну, здравствуй, друг читатель!
Дай-ка мне руку - и пойдем познакомимся с людьми, о которых я расскажу
тебе в этой книге, с домом, где они живут, с березами, тополями и соснами,
окружающими этот дом.
Путь предстоит не близкий, поэтому хорошенько осмотри свой сандалик -
у них всегда отрываются пряжки в далеких походах.
Я советую тебе также вырезать из стройной молодо;"; рябинки ладную
палочку: в наших местах говорят, что рябиновый посох отпугивает змей. Нам
ведь придется переходить через торфяное болото, где частенько попадаются
серые гадюки. Только это будет еще не скоро.
Сперва мы доедем на трамвае до городской заставы, потом пересядем на
автобус, и он покатит по гладкой, как зеркало, дороге. И только через два
часа я дам шоферу знак остановиться, и мы с тобой спрыгнем и пойдем по
проселочной дороге. Проселок будет петлять по холмикам, лесам, забегать в
деревни, в МТС, а потом войдет в густой дремучий лес. И вот тут примечай,-
в одном месте я остановлюсь и скажу: "направо" - и мы повернем на узкую,
поросшую травой тропинку. Поведет нас тропинка сначала через торфяное
болотце, по брусничнику, по осиновым грибным местам, а потом взбежит на
песчаные горки векового соснового бора. Здесь солнце заливает все: и
ярко-желтый песок, и заячью капусту с мясистыми бледно-зелеными листьями, и
медную сосновую иглу, толстым ковром покрывающую землю, и стволы сосен,
горящие красным пламенем. Недаром сосновый бор испокон веков зовется на
Руси краснолесьем.
А знаешь ли ты, куда мы с тобой идем?
Идем мы в "Счастливую Долину". Это самое лучшее место на свете. Много
лет мечтала врач Ольга Павловна о том, чтобы устроить здравницу для детей.
Она хотела увезти их далеко-далеко от пыли городов, зеленой стеной леса
оградить от дыма, от копоти, от шума... И мечта врача сбылась - здравницу
построили. Мы идем туда.
Пятьдесят километров зеленого душистого массива отделяет "Счастливую
Долину" даже от нашего маленького городка.
И от шоссе, по которому мчатся дышащие бензином машины, отделяют
здравницу пятнадцать километров.
И даже до проселочной дороги, которая вливается в село Синьково с его
сельсоветом, правлением колхоза, почтой,- добрых два часа пути.
Сосновый бор, дубравы, старый ельник окружили здравницу широким
кольцом.
Вот мы подошли совсем близко, а ты до сих пор не видишь дома. Раздвинь
кусты молодой лещины.
Со всех сторон, окруженный густыми елями, веселыми тополями, вековыми
липами, огороженный живой изгородью из желтой акации, стоит бревенчатый
двухэтажный дом. Трудно даже сказать, бревенчатый он или стеклянный,- так
много в нем окон и террас. Дом еще не совсем готов, еще не покрашен, и,
видимо, свет ему дает тот движок, который пыхтит в сарае.
Сейчас здравница еще не открыта на лето, ребята и педагоги должны
приехать только через несколько дней. Но кое-кто уже собрался. Трудно ведь
рассчитать точно время, когда ехать приходится издалека. Иногда не
совпадают поезда, иногда пароход посидит на мели лишних два часа - мало ли
что случается!
Давай-ка заглянем в щелку забора и посмотрим, что там происходит.
Вон под окошком подтянутый, сухонький старичок, в свежей рубашке с
галстуком и в блестящих сапогах, чистый-чистый, как будто только что из
бани,- это завхоз здравницы, Василий Игнатьевич. У него борода лопаткой,
седые волосы густым ежиком, а глаза подслеповатые: дают себя знать
шестьдесят пять лет. Он держит маленькую детскую лопаточку и сыплет из
ящ



Назад