8d5b5172

Карпенко Александр - Гребцы Галеры



Александр Карпенко
Гребцы галеры.
Тебе. Ты всегда со мной, где бы я ни был.
ОТ АВТОРА
Предварю предлагаемую историю двумя рассказами о разных людях.
Первый, прочитав «Грань креста», пришел в состояние неописуемого
восторга и долго не мог остановиться, рассказывая, как он им восхищен. Замечу в
скобках — человек зарабатывает хлеб литературным трудом. Ему естественно,
захотелось увидеть продолжение. К тому времени я уже работал над новым романом,
только он еще был без названия. Незамедлительно ему было вручено страниц
шестьдесят черновика.
Прочитал. Спрашиваю о впечатлениях. Что слышу? «Очень слабо. Очень
сыро. Продолжение не должно быть таким. Я вижу твою книгу иначе». — И начал
разъяснять, как следует писать добротную фэнтези.
Ребята, я не сочиняю фантастики! Я вообще ничего не сочиняю. Это книга
о «Скорой помощи» и обо мне. Или обо мне и о «Скорой» — как кому нравится. А
что до места действия — так нам все равно, куда выезжать на вызов, в этот ли
мир, в тот ли, да хоть бы и в саму преисподнюю.
Мы, и там очутившись, будем обезболивать ожоги от сковородок и колоть
магнезию от повышенного давления, вызванного адской жарой.
Но в одном мой суровый критик мне помог. Теперь это не продолжение
веселой и динамичной «Грани». Это — просто книга. Это просто жизнь. Это просто
судьба.
Роман написан при участии Е. Старостиной.
Другой — мой коллега, которого я высоко ценю и уважаю как
замечательного человека и твердого профессионала.
Тот, изучив «Грань креста» и высказав свое мнение о ней как с
читательской, так и с профессиональной точки зрения, в конце разговора заметил:
— Видишь ли, какое дело, Шура, из этой книги можно очень многое узнать
о тебе.
И, посмотрев мне прямо в глаза, многозначительно добавил:
— Это я тебе как психиатр говорю.
Что ж, я и не отпираюсь. Вот новые странички в историю болезни.
О чем ветер поет
В пустом сердце моем?
О том поет, что огонь
Сжег все в сердце моем...
О чем ветер поет
В пустом сердце моем?
О том, что вечный лед
Сковал сердце мое...
О чем ветер поет
В пустом сердце моем?
О том, что пламя и лед
Вместе в сердце моем.
М. Фрай
ГЛАВА ПЕРВАЯ
«Скорая помощь»— не место работы. Это характер, образ жизни, это
диагноз, если хотите. Она — наша каторга и тяжкий крест, но она же и радость, и
высшая награда за все.
«Скорая помощь» — это наркотик. Сладок ее приманчивый яд, и отведавший
его вновь и вновь будет к нему тянуться.
Незавидна участь бедолаги, который уволится со «Скорой» в поисках
заработка, не будучи в силах прокормить семью на те жалкие гроши, что платят
медикам за их нелегкий труд. Снова и снова обречен он провожать взглядом
несущуюся по улицам белую машину с красным крестом на борту, гадая, что за
вызов получили бывшие коллеги, и всем сердцем желая оказаться сейчас там,
вместе с ними.
Итак, «Скорая помощь».
Остыл в кружке крепко заваренный чай. Ночь за решетками терраски
серебрит неверным светом болотистую чужую равнину. Передергиваю плечами —
зябко...
Уже немало времени прошло, а я до сих пор недоумеваю, отчего фишки моей
судьбы легли так, что меня забросило в этот диковинный мир, где имею быть.
В мир, бывший когда-то маленькой волшебной страной, населенной лесными
духами, русалками и призраками, ставший после прихода моих соплеменников
полигоном для жестокого неудачного эксперимента.
В мир, который они перекраивают свинцом и сталью на свой лад, грубо
уродуя и калеча так же, как тот, откуда явились.
В мир, где взбесилась география, и огромные куски



Назад