8d5b5172

Карпов Василий - Две Родины Капитана



Василий Карпов
Две родины капитана
Склонившись над самодеятельным неструганым столиком, Воронова тянула по
голубоватой кальке длинную прерывистую линию. Дождь монотонно барабанил по
палатке. Сухоруков, приоткрыв полог, мрачно глядел на стоящую стеной
мокрую тайгу. Выкинув папироску, он подошел к Вороновой, некоторое время
смотрел через ее плечо. Рита дотянула линию, ткнула рейсфедером в угол
карты:
- Уверяю, тут тоже будут аномалии, они все ложатся вдоль этого
тектонического шва.
- Возможно. Березовый Солдат еще не захожен. Кончится дождь, организуем
на этот участок "выброс". Правда, все маршрутные пары заняты. - Николай
нахмурился, вспомнив о простаивающих из-за непогоды маршрутниках.
- А я? Давай мне в операторы Смагина. А бить шурфы будет Федоров, ну,
которого все Капитаном зовут...
- Твое дело по профилям ходить, а не гонять стотысячную съемку. На ней
все маршруты двух-трехдневные... - Николай задумался. - А идею ты хорошую
подала. Работы там не так уж много, недели на две.
Накинув плащ, Сухоруков нырнул в серую пелену дождя, побежал к большой
шатровой палатке. Сапоги скользили по раскисшей земле. Из палатки
доносилось: "Я б в Москве с киркой уран нашел при такой повышенной
зарплате..."
Смагин лежал на, раскладушке в грязных сапогах курил толстую
самокрутку. Скосив на начальника выпуклые нагловатые глаза, опустил ноги
на пол.
- Ну и насвинячил ты тут, студент! - Сухоруков неодобрительно осмотрел
пол, закиданный окурками, стол, заваленный вспоротыми консервными банками.
- Кончится дождь, пойдешь на "выброс" оператором. С Вороновой.
- С вашей пассией? - Смагин осклабился. - С превеликим удовольствием! А
проходчик кто, Капитан? - Смагин кивнул на раскладушку в углу. - Да он еще
снарских чертей гоняет.
Федоров лежал не шевелясь. Три дня назад привезли его из Снарска в
невменяемом состоянии. Отличный работник и бывалый таежник, он совершенно
не контролировал себя, стоило ему попасть в "цивилизацию". Вот и сейчас на
базе в Снарске сорвался, при переброске из другого отряда. А теперь
болеет. Не ест ничего, ночами не спит, боится остаться один. Поэтому и
перебрался в палатку к Смагину.
- Александр, ты как, ожил? - Сухоруков присел на раскладушку. Федоров
повернулся, дрожащими руками потер опухшее, землистое лицо.
- Давай, Иваныч, отправляй. За работой быстрее в норму войду.
- Губишь ты себя водкой.
- Губил, когда пригубил, а теперь поздно об этом.
- И что за пьянка такая, - вмешался Смагин, - запершись и в одиночку...
Как бирюк от всех прячется. И сам ничего не видит.
- Помолчи, Смагин, не тебе его судить, - зло прикрикнул Сухоруков. Он
не первый сезон работал с Капитаном, знал его в работе и по-своему уважал
этого опустившегося, но чем-то привлекательного человека.
Дождь кончился на следующий день. Сборы были недолгими. К обеду вышли
из лагеря. Впереди Рита с компасом в руках, за ней с тяжелым рюкзаком за
плечами шел Капитан. Сзади плелся Смагин.
Через три дня "выброс" Вороновой должен был выйти на связь по рации.
Сухоруков в ожидании начала связи изучал геологические образцы. Погода
установилась, было даже жарковато для осени. Завхоз Редозубов выволок
кусок брезента и теперь лежал на нем, покряхтывая от удовольствия.
В лагере они остались одни. Редозубов, не умевший долго молчать,
покосился на начальника и осторожно произнес:
- Лежу вот и думаю: повезло тебе с невесткой, хорошая баба...
Сухоруков не ответил, стремительно что-то писал в пикетажке,
посматривая на разложенные образцы.



Назад