8d5b5172

Карпущенко Сергей - Лже-Петр - Царь Московитов



Сергей Карпущенко
ЛЖЕ-ПЕТР - ЦАРЬ МОСКОВИТОВ
Роман
1
ШВЕДСКАЯ КРЕПОСТЬ, ШВЕДСКАЯ ХИТРОСТЬ
Замок Халландгольм был поставлен на высоком берегу пролива Каттегат
ещё до Кальмарской унии, и его высокие, мрачные с виду башни с
многочисленными пушечными амбразурами уже издали предупреждали корабли
датчан о том, что в этом месте к шведской земле лучше не приближаться.
Сложенные из гранитных и базальтовых валунов стены Халландгольма высились
прямо над бьющими в крутой берег кипящими воланми, и казалось, будто само
море вынесло из глубины эту мрачную громаду, чтобы в который раз показать
людям свое могущество и силу. Впрочем, к концу XVII века старинные башни
обветшали, и их уже не ремонтировали, зато Халландгольм обзавелся другими
башнями, построенными в новом вкусе, не с расчетом устрашить врагов, а
чтобы служили удобным жилищем владельцу замка, графу Левенроту, главному
советнику шведского короля, человеку преклонных лет, но не потерявшему ещё
ума и сил, а главное, желания действовать во имя интересов короля и своих
собственных.
Так вот именно граф Левенрот, облаченный в тот вечер в черный
бархатный кафтан, с большим батистовым платком в руке, стоял перед огромным
столом для пиров и время от времени наклонялся над ним, чтобы поднять
крышку над тем или иным фарфоровым блюдом. Делал он это весьма изящно,
двумя пальцами, которые потом тщательно обтирал платком. За столом же сидел
всего один человек - мужчина лет двадцати пяти с длинными волосами, жидкие
пряди которых ниспадали на плечи, обтянутые мундирным сукном. Судя по тому,
как возвышался над столом его торс, можно было предположить, что мужчина
этот обладает очень высоким ростом - едва ли не в семь футов. И когда
Левенрот снимал крышку, великан, приподнимаясь, осторожно, точно боясь
раздавить своими огромными руками хрупкий фарфор, брал посуду, ставил перед
собой и, нагибаясь и раздувая ноздри короткого носа, вначале старался
проникнуться ароматом пищи, и уж только потом пробовал её на вкус, но
съедал при этом не более одной-двух ложек, после чего блюдо тут же
уносилось из-зала неслышно подходившим к столу слугой.
- А теперь, сударь, вам придется отведать ботвинью. Прошу запомнить
название этой холодной похлебки с сырыми овощами, приготовленной на квасе,
столь любимой русским простонародьем.
Мужчина пробовал, причмокивая, чуть морщился и говорил:
- Признаться, довольно странный вкус, но что же делать, придется
полюбить и бот-винь-ю, так вы сказали?
- Да, именно так. И не удивляйтесь тому, что я предлагаю вам эти
нехитрые блюда. Русские цари в обычные дни чаще всего едят простую русскую
пищу: щи, каши, пареную репу, кислую капусту, редьку, отварную и вяленую
рыбу - особенно по постным дням. Понятно, что праздничный стол у них куда
богаче обыденного. Давайте перейдем к знакомству с этими блюдами русских,
но, надеюсь, вы не перепутаете студень и заливное из бараньих потрохов?
- Думаю, нет. Я также без труда различу пироги с вязигой, с сигами, с
сомом и с сельдью, но это лишь в том случае, если там, в Московии, мне
предложат их такими же, какие я пробовал у вас.
- О, не сомневайтесь, - утешительно взмахнул платком Левенрот, -
повар, готовивший все эти блюда, - русский, поэтому промашки быть не может.
Итак, праздничная еда. Отведайте вначале блюдо, - и снял крышку.
- Чем же я полакомлюсь сейчас? - спросил молодой человек, ставя перед
собой фарфоровую мисочку.
- Редькой по-царьградски. Ее тщательно протерли через решето, замочили
в воде, смеша




Содержание  Назад